МАРШ-МАРШ ПРАВОЙ!

Власть, задумывая нечто свое, запредельно провокационное, подарила, тем не менее, русским людям еще один праздничный день — 4 ноября. "День борьбы с оккупантами".

Русское патриотическое движение либеральные политтехнологи яковлевского разлива долгие годы мазали красно-коричневым соусом. Дошло дело до того, что звание "красно-коричневого" в России стало почетным. В результате, затуманенные кокаином головы верховных администраторов не придумали ничего лучше как разделить "красное" и "коричневое", поссорив их между собой… Только никакого "коричневого" на Руси от роду не водилось. Всегда было красно-багряно-пурпурное и черно-золото-белое. На том и стоим. То есть гражданин Минин с красным стягом, князь Пожарский с имперским… Все, что наше, то наше. Ополчение — наше! Революция — наша! Победа — наша! Никому своего не отдадим, и никакие политтехнологии ничего в этом раскладе не изменят. Нам каждое лыко — в строку...

"Завтра"

Главным свойством прошедшего 4 ноября в Москве марша "Россия против оккупантов" явилось то, что он, собственно, мог и не проводиться. Сам факт его тщательной подготовки, напряженных переговоров между организаторами, невиданного ажиотажа в СМИ, диких напрягов опасающихся провокаций участников, — всё это превратилось в такую акцию, затмить которую само шествие уже не могло. Демонстранты вполне могли разойтись сразу после того, как к половине двенадцатого они выстроились в длинную колонну на Чистых прудах — свое дело они уже сделали. Сам марш большую часть времени смотрелся примерно так, как выглядит процессия футбольных фанов, покидающих стадион после победы любимой команды: быстрым шагом шли демонстранты внутри живой кишки из бойцов ОМОНа и ВВ, периодически скандировали фанатские лозунги, но значительную часть времени передвигались просто молча, радуясь.

Радоваться им было чему: акции правых националистов не проводились в Москве так давно, что выпущенные на волю перекрытых улиц, они искренне наслаждались моментом, оглядывая всю колонну. Какой-нибудь демонстрант спрашивал давно не виденного товарища: "Ну как идем?" Товарищ отвечал: "Красиво!"

Он не грешил против истины. Около трех тысяч русских молодых людей, прошедших по залитым солнцем бульварам главного русского города, скандируя лозунг "Слава России!", — такое не может быть безобразным. Пусть даже среди них слишком много было наголо бритых подростков — это явно красивее, чем если бы столь же организованно по Москве прошли, скажем, арабы, вывезенные с парижских окраин. Или чеченские боевики, пробравшиеся наконец сквозь блокпосты в Москву. Или племя любителей партии СПС, с вековечной тоской в глазах.

Красоте этой не помешали даже несколько фланговых наскоков младолибералов, которые в разных местах шествия орали из переулков "Фашизм не пройдет!" и закидывали колонну то петардами, то наполненными водой презервативами. Исполненные благостного чувства демонстранты вкладывали в крики либералов собственный смысл, шикали друг на друга: "Не поддавайтесь на провокации!", резюмируя атаки врагов философски: "Кондомы кондомами кидаются!" Впрочем, несколько сотен бритоголовых фанов, почти равномерно распределенных по колонне, казалось, были непрочь почесать кулаки, но старшие товарищи урезонивали их быстро, не давая милиции повода вмешаться. Это хорошо, потому как младолибералы под конец шествия устроили уже настоящую, "взрослую" провокацию — прячась за спинами всего десятка милиционеров (такое мизерное количество тоже наводит на подозрения) в Большом Спасоглинищевском переулке, они выкрикнули несколько провокативных речевок в адрес хвоста марша, где шли в основном футбольные фанаты, очевидно, надеясь, что те рванутся прямо на них и — на здание Московской хоральной синагоги, в которое упирается переулок. Но манифестанты сладили с нервами.

Марш шел так: впереди шла сотня евразийцев под черными флагами с крестострелом и транспарантом "Русские идут". Несмотря на то, что это была чуть ли не самая непредставительная часть колонны, именно ЕСМ, являясь основным организатором марша, получил право его возглавлять. Следом за ними двигались компактный "Русский порядок" и Русское Общественное движение, состоящее человек из семидесяти, после них — самая длинная колонна ДПНИ, собравшая под своими флагами порядка тысячи человек, затем — севастьяновская НДПР, движение "Национал-патриоты России" и в самом хвосте — Русский Общенациональный союз, подпираемый армадой милиционеров. Футбольные фаны, среди которых выделялись болелы "Спартака", составляли чуть ли не половину всего марша. Как всегда, значительная часть демонстрантов, папарацци и зевак передвигалась параллельно маршу. Сильно напрягали постоянные заторы, вызванные тем, что марш отчего-то должен был петлять вдоль всего Бульварного кольца с мостовой на тротуар и обратно. Шли, однако, весело, трезво, дисциплинированно.

Митинг, которым на Славянской площади завершился марш, выглядел много хуже. Монополизированный "евразийцами", оторвавшимися от колонны и примчавшимися на площадь первыми, скомканный и какой-то расслабленный, митинг завершился буквально через пять или шесть выступлений, когда хвост марша не успел еще толком просочиться на площадь сквозь металлоискатели.

Основным положительным моментом "Правого марша" явилось, пожалуй, то, что едва ли не впервые в путинское время русский фактор прозвучал по-уличному громко. На протяжении полутора десятилетий подавлявшийся, демонизированный, обличенный в ярлыки "русского фашизма", фактор этот довольно эффектно дал о себе знать: "А я тут. И никуда не уходил. И хотел бы, чтобы со мной считались". Подавляющее большинство демонстрантов пришло в центр Москвы не для того, чтобы поддержать одних политтехнологов и опустить других. Их не интересовали козни Суркова или хитросплетения Дугина. Эти люди и партийные флаги-то, под которыми им предстояло прошагать весь марш, особо не выбирали. Они пришли, просто чтобы показать, что они существуют, они живы и очень хотят жить дальше — хозяевами на собственной земле. Строго в этом аспекте не важно, каких целей придерживались главные устроители шествия. Если после одного такого марша уличная преступность в Москве и по России снизится хотя бы на десять процентов, если очередной наркодилер из Таджикистана, насмотревшись теленовостей, пуганется и не поедет в "эту злую Москву", если завтра еще один бомбила на "Жигулях", вспомнив марш, раздумает насиловать пассажирку, — уже хорошо.

На этом "благость" заканчивается, и начинается "разбор полетов". Свести его можно к одной мысли: "Неважно, как ты прошел и что ты кричал на марше. Важно, кто и как использует твой марш в своих целях". А то, что шествие это окажется распиленным на политические дивиденды всеми кому ни лень, было очевидно. Собственно, эта мысль витала у многих еще задолго до 4 ноября и, в конце концов, выкристаллизовалась в три угрозы-предостережения, сильно омрачившие праздник "народного единства".

Угроза первая была связана с тем, что марш "Россия против оккупантов" со стопроцентной вероятностью окажется трактован в российских и, главным образом, в иностранных СМИ как "ярчайшее свидетельство русского фашизма". Так оно и случилось. Уже через час после марша Интернет-ресурсы (прежде всего западные) оказались нашпигованы фотокадрами, на которых бритоголовые с марша вскидывают руки в нацистском приветствии. Сразу после окончания митинга немногочисленная (человек 20) группа скинов несколько минут проводила смачную фотосессию перед десятком "репортеров без границ" под флагом со стилизованной свастикой — флаг этот принадлежал "Славянскому Союзу", которому организаторы официально отказали в участии в марше. Именно эти фотки заполонили СМИ, а вовсе не изображения, скажем, Егора Холмогорова, шедшего впереди марша с иконой Богородицы в руках.

Как провокация эта будет использована, давно известно. Г-н Познер примется по сотому разу рассказывать ужастики про "эту нецивилизованную страну". Г-н Леонтьев еще долго будет показывать стране фотохронику шествия с изображением тех, "кто рвется к власти" и под них метелить патриотические партии, сражающиеся за места в Думах разного уровня. "Единороссы", уже осудившие марш, примут еще парочку законов о "разжигании межнациональной розни". А г-н Путин на очередной встрече в верхах горько посетует "другу Джорджу" о том, какие силы готовы прийти к власти, если нынешняя властная элита вдруг окажется насильно срезанной.

По российскому ТВ марш показан не был — однако вовсе не из-за его "ксенофобии", а напротив — оттого, что бесстрастная телекартинка зафиксировала бы слишком большое количество адекватного, вменяемого народа, без нацистских приветствий и лозунгов. Так что будут использовать фотографии.

Угроза вторая на самом марше едва ли не провалилась, однако, уверен, будет усиленно раскручиваться в будущем, причем не столько в СМИ, сколько в самих право-патриотических массах. Только слепец не может заметить, что весь пафос празднования откопанного кремлевскими технологами "дня народного единства" призван подменить собой левопатриотический день 7 ноября, чтобы столкнуть лбами две ветви оппозиции — левых и правых патриотов. Как христианство накладывало на языческие празднества собственную символику, так сегодня и Кремль перелопачивает всю метафизическую систему национальных праздников, замазывая "красные дни календаря" хоть белым, хоть золотым с черным. По сути, это был "Марш Антиантикапитализм-2005", организаторы которого давали понять: те, кто марширует 4 ноября, — "истинные русские патриоты", а те, кто выходит тремя днями позже — оранжисты, "продавшиеся олигархам ради гибели русской государственности".

Именно с таким пафосом подошел к маршу 4 ноября один из двух его организаторов — прокремлевский Евразийский союз молодежи. За два дня до марша "евразийцы" вдрызг разругались с коллегами по устройству шествия из ДПНИ. Привнесенная последними мощная ассоциация "праздничного" марша с лозунгами против нелегальной иммиграции вызвала в среде "евразийцев" большое раздражение, а глава ЕСМ Павел Зарифуллин даже выпустил накануне марша сказочный пресс-релиз про "нелегалов", которые "являются союзниками "евразийцев" против Вашингтона и Лондона", и про ДПНИ, которых он "не хотел бы видеть на марше". Зарифуллина можно понять: ну какое, скажите, отношение имеют евразийцы, потомки "людей длинной воли", к протесту против нашествия на Россию других "евразийцев", таких же "пассионариев" и потомков Чингисхана?

И хотя "антикрасный" пафос ЕСМ оказался на марше сильно смазанным и явно не дотягивал до их же "охранительного" сентябрьского митинга, сомневаться не приходится: в следующий раз, тщательно отсеяв "неблагонадежных" союзников по правому делу, вскормленные администрацией президента евразийцы проведут более адекватное мероприятие, и лозунг "Сплотимся вокруг Путина против революционной угрозы!" еще прозвучит громко и внятно.

Конечно, две эти угрозы противоречат друг другу. Никто (во власти и в СМИ, по крайней мере) не будет одновременно восторгаться "антикоммунякским маршем" и "шествием фашистов". Но противоречие это снимается третьей угрозой, которая в полной мере воплотилась в жизнь на марше. Было поистине странно, что столь эффектный, долгожданный, старательно сделанный марш русских людей совершенно обошелся без политических лозунгов. Ни одного не было, прямо как у профсоюзов! Вся энергия шествия была канализирована в страстную нетерпеливую ненависть к "пришельцам" с Кавказа и Средней Азии, которые теперь с удвоенной энергией примутся изучать опыт французских единоверцев. Прекрасно известно, однако, что никакая преступная иммиграция невозможна без коррумпированной власти и компрадорской бизнес-элиты, которые и завозят в Россию нелегалов "пачками" для собственного теневого бизнеса. И что главным виновником наплыва мигрантов в Москву являются окормляющие их московские власти, выдающие им справки и регистрации, оформляющие на работу и защищающие от "русских фашистов". Тем удивительнее, что даже активисты ДПНИ за весь марш так ни разу, кажется, и не заикнулись об этом — ни на плакатах, ни в речевках.

Будет ли неожиданным, если через некоторое время на этой волне в общественное сознание будут вброшены тезисы о "ненужности Кавказа" и "чужеродности некоренных жителей России" — тезисы, прямо ведущие к расчленению России и сокращению ее территории до границ "доимперского времени"?

Ожидать от марша чего-то большего, каких-то намеков на критику в адрес Кремля или олигархов не приходилось вовсе, несмотря на то, что большинство демонстрантов наверняка подписались бы под тезисом, что главные оккупанты страны засели отнюдь не на рынках или стройплощадках. Единственным человеком, заикнувшимся, уже с митинговой трибуны, что Россией правят национал-предатели, которых "мы называем просто — враги народа", оказался… депутатом от ЛДПР Николаем Курьяновичем. Да еще лидер РОДа Константин Крылов, к явному неудовольствию организаторов-евразийцев, высказался про то, что "мы вынуждены жить среди нежити, нечисти, неруси" и, несколько невнятно, что "наша цель — русская Россия, где русский народ наконец обретет свои права, где он наконец будет жить в своем русском государстве".

Видимо, для своего адекватного политического бытия правые традиционалисты, протестующие против оккупации России, рано или поздно должны совершить два шага. Первый — научиться выдвигать политические требования к власти, которая ответственна за всё, в том числе за оккупацию и за нелегальных мигрантов. Второе — блокироваться с левыми патриотами, предварительно сбросив со своих очей странные цветные очки, сквозь которые вся красная оппозиция видится правыми исключительно в неверном оранжевом свете. Ведь если разобраться, лозунг "Россия — всё, остальное — ничто!" — это и есть консолидирующий призыв, одинаково близкий как приверженцам КПРФ и "Родины", так и правым националистам, одинаково ненавистный врагам России, от "единороссов" и либералов до космополитов и "звезд нелегальной преступности".

В этом контексте ключевую роль в сближении левых и националистов, озабоченных судьбой России, при определенном раскладе могла бы сыграть все та же "Родина", в рядах которой нашлось место и для государственников-социалистов, и для правых патриотов. Не случайно именно идеология "Родины" сочетает в себе левые требования с антииммигрантской риторикой, чем фактически примиряет два полюса нынешней российской оппозиции.

Пока же можно сказать лишь одно: дальше будет круто.

Денис Тукмаков

Источник: zavtra.ru

Author: admin

Share This Post On
468 ad